Карпенко Владимир Никитович


Готовится к изданию книга Карпенко В.Н.

Фундаментальная физика 21 века.
Новая парадигма.

Предисловие

 

В монографии дается анализ фундаментальной физической науки 19-20 веков. В результате этого автор приходит к необходимости, а затем и к формулировке новой парадигмы.

Как известно, 19 век характеризуется бурным развитием теории электромагнетизма. Вспомним такие имена, как Фарадей, Максвелл, Лоренц. После работ Максвелла волновая концепция света и вообще электромагнитного излучения стала безраздельно господствующей в физике. Считалось, что теория Максвелла нашла подтверждение именно в опытах Герца по обнаружению электромагнитных волн. При этом игнорировался тот факт, что при всей кажущейся полноте, это был первый вариант теории, требующей дальнейшей экспериментальной проверки.

Необходимость в experimentum crucis не вызывало сомнения. Таким решающим экспериментом и стал опыт Майкельсона (ОМ) 1881 г. по обнаружению эфирного ветра при движении Земли. Отрицательный результат этого эксперимента произвел такое ошеломляющее впечатление на сторонников волновой концепции (а их было явное большинство), что о решающем характере эксперимента просто «забыли». Лучшие умы бросились на защиту волновой концепции с тем, чтобы хоть как-то объяснить отрицательный результат ОМ. А ведь он всего-навсего свидетельствовал о справедливости не волновой, а корпускулярной концепции света и электромагнитного излучения в целом.

Не менее серьезной нестыковкой теории Максвелла и практики стала и «ультрафиолетовая катастрофа» (УФ) при объяснении излучения абсолютно черного тела.

Однако, физическая наука того времени достигла такого совершенства, что отмеченные факты казались сущим пустяком. Это и дало повод одному известному ученому заявить, что физика близка к построению единой физической картины мира. А мешают этому всего лишь два «облачка» на научном небосклоне – ОМ и УФ. При этом, о том, что из волновой концепции следует тепловая смерть Вселенной, также было забыто.

А время шло, и маленькие облачка превратились в грозные тучи, ибо ожидаемого решения проблем не находилось. Так грянул кризис физики второй половины 19 века. Но почему кризис частной физической теории (Максвелла) выдается за кризис всей физики? Оставим этот вопрос исследователям истории науки. В том числе и тот, почему до сих пор в официальной науке не восторжествовала альтернативная концепция электромагнитного излучения – корпускулярная? Тем более, что вскоре последовали неопровержимые подтверждения последней, такие, как открытие квантов излучения Планком, фотоэффект, эффект Комптона и т.д. Точку же зрения автора по ним можно узнать из этой монографии.

Примечательно, что выходом из кризиса считается создание Эйнштейном теории относительности (ТО) – первое «облачко», и кантовой механики – второе «облачко». Вместо совершенствования теории Максвелла мы получили две совершенно непродуктивные теории, ввиду их неадекватности физической реальности. В этой связи отметим лишь некоторые существенные моменты.

При первом же знакомстве с ТО обращают на себя внимание два постулата Эйнштейна. Особенно, о постоянстве скорости света в пустоте, но уместном лишь в среде, да и то, в случае волновой концепции. Т.е., то, что не удалось подтвердить в ОМ, сделано Эйнштейном волевым порядком – постулатом. Но постулаты – это из области математики. В физике же законы не постулируются, а открываются, исходя из опытных данных. Поэтому приведенный «постулат» Эйнштейна мог бы иметь более скромное определение – гипотеза. Но и на это он не тянет, ибо противоречит ОМ и т.д.

Под видом просвещения неискушенного в тензорном анализе читателя ТО, вместо ссылок на соответствующие источники, протаскивается тензорный анализ по эйнштейновски! Ведь 4-мерный континуум Эйнштейна, как и обобщенный – Минковского, являются псевдопространствами, в которых, естественно, не действуют дифференциальное и интегральное исчисления! Именно поэтому сама попытка ввести даже подобие тензорного анализа в ТО является фикцией. И это показано в монографии. Уже сама приставка псевдо-, от которой никуда не деться, говорит о том, что вышеуказанные пространства являются нефизическими. Таким образом показана несостоятельность ТО, как в математическом, так и в физическом смыслах.

Обратившись к квантовой механике, в том числе теориям, базирующимся на ней, обнаруживаем, что совсем это не квантовая, а волновая теория, где даже сами материальные частицы изображаются в виде волновых пакетов. И тут все те же постулаты, которым не место в физических теориях (постулаты Бора и т.д.). Обращает на себя засилье математических моделей, квантовых состояний вместо физических моделей, адекватных реальности. А терминология! Элементарные частицы, оказывается, как и люди, могут быть странными, очарованными и т.д.

Некоторые есть даже со «скрытым очарованием» (?!). И венчает весь этот набор современных теорий, а попросту экзотических гипотез, на взгляд автора, – хромодинамика. Здесь уже среди терминологических шедевров, вроде цветных кварков, можно встретить даже духи. Например, духи Фаддеева-Попова и т.п. Но самое главное – это все увеличивающийся отрыв теорий от эксперимента. Теперь уже не два «облачка», а сотни аномальных физических явлений и экспериментальных фактов, не объясняемых современной физикой. А это уже настоящий кризис, и о нем тоже в монографии. И выходом их него является предлагаемая здесь новая парадигма. Но прежде, чем сформулировать ее положения, нельзя не сказать о физическом вакууме (ФВ), как об одном из ключевых структурных элементов физической картины мира.

Как известно, механика Ньютона стала эпохальным событием в истории физики. Но при всем ее совершенстве у нее был элемент, вызывающий раздражение самого Ньютона. «Гипотез не измышляю!» – говорил он в ответ на вопрос о природе тяготения. По сути речь шла о дальнодействии, положенном в основу его теории. Не все физики смирились с этим и работали над проблемой, например, Лесаж. Особенно обострилась ситуация в 19 веке в период создания основ теории электромагнетизма. Стало ясно, что без промежуточной среды при описании взаимодействия тел не обойтись. В конце концов эфир и стал одним из ключевых элементов теории Максвелла. Однако, в своей ТО Эйнштейн отказывается от эфира, лишив тем самым теорию электромагнетизма своей основы. А это привело к консервации последней в ее развитии – минимум на сто лет!

Со второй половины 20 века эфир, зачастую под видом ФВ, постепенно возрождается, а число его сторонников растет. Тем не менее удовлетворительной теории ФВ пока нет. А то, что она просто невозможна в рамках релятивистской квантовой теории, ясно давно. Решение проблемы ожидается в рамках новой парадигмы. Уже учет автором существования ФВ, как среды, позволил в общем виде решить проблему гравитации и электромагнетизма. Впервые показано, что поток гравитации обусловлен и происходит в соответствии с законом сохранения количества движения (импульса) в замкнутой системе «ФВ – материальные тела».

Таким образом, монография показывает, что каждая работа автора является, как решением определенных физических проблем, так и иллюстрацией необходимости новой парадигмы, которой и руководствуется автор.

 

 

Вот ее основные положения:

1. Физика 21 века должна стать свободной от оков теории относительности Эйнштейна.

2. Наконец-то должна восторжествовать корпускулярная концепция электромагнитного излучения. Это в свою очередь приведет к автоматическому отмиранию теории относительности, ибо, подтверждая корпускулярную концепцию, опыт Майкельсона показал еще и то, что скорость света не является постоянной.

3. Теория физического вакуума (преемника эфира Максвелла) должна занять достойное место в фундаментальных физических концепциях.

4. Необходимо восстановление былого приоритета адекватных физических моделей окружающего нас мира, перед математическими, являющимися по сути инструментами в решении отдельных физических задач любой сложности.

5. Темпы реализации (проведение в жизнь) п.п. 1-4 должны быть максимально возможными. От этого будет зависеть время преодоления последствий релятивизма Эйнштейна, чуждых физике и неадекватных ей положений квантовых теорий и т.п. А самое главное – будет способствовать скорейшему восстановлению былого единства физики, без всякого деления физики на классическую и новую. Ибо физика едина, как едина изучаемая и отражаемая ею физическая реальность.

Ноябрь, 2005г.
г. Днепропетровск

Вернуться к списку статей